Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:28 

Что там надо говорить, когда делаешь что-то в первый раз?

Я тут на днях впервые работала с маком, впервые варила варенье (яблочное, с лимонным соком, цедрой и корицей, мммммм!!! ), впервые снимала портреты (!) на широкоугольник и впервые была на концерте Дианы Арбениной.

По поводу варенья имею сообщить следующее: это не только было мое первое варенье эвер, но и первое попробованное не просто "фрукты+сахар", а со специями. И это нечто! Достаточно кислое из-за лимонного сока на первый взгляд, сладость яблок проявляется в нем потом, через пару секунд. А аромат корицы и лимонной цедры слышен даже когда просто стоишь рядом. :)


По поводу маковых круассанов и рулетиков могу сказать только одно: у них есть существенный минус - они вкусные и очень сложно остановиться. :)


По поводу извращенных портретов на широкоугольник... Честно признаться, не сильно вижу разницу. :)


По поводу концерта... Это был чуть ли не первый мой концерт в Донецке. Для меня концерты - это поездки, гостиницы-квартиры, встречи-встречи-встречи, новые люди, флеш-мобы, флажки в кафе, созвоны, цветы, беготня, отличные многотысячные залы, первые ряды, прятанье фотика, Катедрали хором и звездное небо из мобильников на Люн. Странно это - просто взять и приехать на концерт на такси. :) Звук был очень и очень неплохой. Свет отличный. Зал паршивый. Впрочем, один из лучших в Донецке, не считая камерных. Голос у Дианы Сергеевны... Вжимает в кресло. Причем, не громкостью. Кстати, это был один из немногих концертов, где меня не оглушили, но и слишком тихо не было. Наверное, это потому, что я не подходила близко к сцене. :) Зал пел и аплодировал не переставая прямо с первой песни. Очень искренняя Арбенина, очень сильная энергетика, очень приятный вечер. :)

23:46 

Однажды уже задавала этот вопрос, задам его еще раз, вдруг что-то изменилось.

Для чего вы приходите сюда и пишете пост? Хотите высказаться? Хотите быть услышанными? Хотите внимания? Диалога? Решения проблемы? Что для вас ваш дайри? И задумываетесь ли вы о том, кто прочитает то, что вы пишете, как отреагирует, что подумает и почувствует? Хотите ли вы как-то повлиять на своего читателя или вам все равно?

17:06 

29.09.2011 в 11:30
Пишет ~VivaLaVita~:

Понравилось....


URL записи

01:17 

А вам не кажется, что еще каких-нибудь сто лет назад к одежде было совершенно другое отношение? Она была символом, показателем статуса, она могла рассказать не только об эстетических предпочтениях ее обладателя, но и о его жизни, работе, национальной и религиозной принадлежности, положении в обществе. Сейчас все эти функции одежды нивелированы, мы боимся, что кто-то что-то о нас узнает, прячемся от других за безликими вещами, которые ничего о нас не говорят. А рассказывать что-то о себе одеждой - все равно, что выйти на площадь и кричать проходящим мимо людям.
Наверное, это началось в околореволюционные времена, когда многие стеснялись своего статуса и силой заставляли других скрывать и свой. Когда одежда из эстетической составляющей превратилась в необходимый минимум.

00:47 

Не хотела я смотреть Касла. Даже проспала пару серий. Вот прямо поставила серию и задрыхла. И даже пересматривать не стала. Досмотрела третий сезон и первую серию четвертого. И что же? Скучаю! :-)

Че б еще посмотреть? :0)

15:28 

Blacksmith festival in Donetsk, part 2


16:35 

Blacksmith festival in Donetsk


21:59 

Забавно, до чего схожи черты лиц, которые мне нравятся. Причем, определенные черты определенным образом влияют на восприятие их владельца. Что зачастую совершенно противоречит настоящим чертам характера этого человека. Интересно, где я этого нахваталась и откуда такие ассоциации. И интересно, влияет ли внешность на самих владельцев этой внешности. Мне кажется, что да, и сильно.

Я далеко не физиогномист, но обычно могу по лицу собеседника приблизительно определить, смогу ли общаться с человеком и насколько мы сойдемся характерами. Тем интереснее наблюдать за отклонениями от норм и стандартов, которые сложились у меня в голове. И еще забавнее наблюдать, как меняется видение лица с узнаванием человека. :)

21:00 

Вот общаешься иногда с человеком, а потом читаешь текст и понимаешь, что он звучит у тебя в голове с интонациями того человека, с которым недавно общался. Жуть. :-)))

19:00 




13:21 


00:29 










23:22 

14.09.2009 в 20:38
Пишет Ticky:

URL записи

15:33 

А вы перезваниваете, если видите на телефоне пропущенный вызов с незнакомого номера?

14:30 

Ну почему у нас не могут сделать нормальных восточных сладостей? Я и в Крыму на них кривилась по привычке, а потом выяснилось, что это такое объедение! Хрустящее тесто, орехи и мед, ммммм!!! Ну неужели так трудно соблюдать рецептуру? Сделать себе что ли самой таких штук?..


02:36 

Первый луч света робко упал на подоконник и стал медленно, неторопливо, словно немного стесняясь, подбираться ко мне. Он как будто нащупывал дорогу среди ковров и мебели, путаясь в гардинах и плавно перебираясь через пуфики. Он оказался очень настойчив и в конце концов коснулся меня. В воздухе разлился легкий аромат теплого дерева и лака, заплясали, зазолотились пылинки. Я подставил лучику свой бок и он забрался еще выше. Это было тепло, ласково и немного щекотно. Так начинался каждый мой день в течение тех многих, многих лет, что я здесь. Меня принесли в этот дом совсем малышом, нескольких месяцев от роду, и с тех пор я тут живу. О! Слышите шум наверху? Это проснулся маленький Йоган - Йоник, как его зовут домашние. Он вообще-то спокойный ребенок, но с утра всегда в плохом настроении, поэтому сейчас сердито кричит так, что звенят стекла даже у меня, этажом ниже. Стало тихо - это его мать, Мария, взяла его на руки. Простое имя - и простецкое происхождение. Она вошла в нашу семью, имея на руках смазливое личико и узелок с вещами. Сейчас она одевается у лучших портных - платья пастельных тонов, мягкие туфли на среднем каблучке и тонкая нитка жемчуга. Но за изменившимся внешним фасадом не спрячешься. Слуги ее не слушаются, а кухарка всегда готовит ее самые нелюбимые блюда. Ей никогда не стать одной из нас - тех, кто ведет свой род сквозь века. Но, стоит отдать ей должное, она стала сносной женой Рихарду и терпимой матерью Йогану. Конечно, любая другая из претенденток на руку Рихарда была бы более уместна в нашей семье, но иногда, когда я вижу, с каким теплом она проводит рукой по шелковистым волосам Йоника, таким же мягким и густым, как у отца, и как Рихард смотрит на нее по вечерам, сидя на ковре у камина, я думаю, что, возможно... А, неважно!

Вот Рихард торопливо сбегает по лестнице, хватает тост с мармеладом, залпом выпивает чашку крепкого, ароматного черного кофе, целует на прощанье жену и сына и в спешке выскакивает на улицу. Работа. Пфф! Теперь они вынуждены работать, чтобы содержать дом. Жену. Слуг. Ну и меня, само собой. Сидеть в огромных прозрачных аквариумах, где кондиционер защищает их от свежего воздуха, а искусственные, пластмассовые жалюзи - от солнечного света. Неудивительно, что они возвращаются, измотанные до изнеможения и уставшие, словно пробежали сорокомильный кросс! А ведь я помню Рихарда совсем младенцем, он боялся меня до дрожи, а мой левый бок хранит отметины его мальчишеских забав. Впрочем, его отец, ныне благообразный эсквайр, в юности писал похабные стишки и, надеясь когда-нибудь их опубликовать и тем самым прославиться среди прогрессивной молодежи тех времен, прятал их у меня за спиной. Ну ничего, я сумею вернуть Рихарду присущий его роду дух вековых традиций!

День проходит в хлопотах, за столькими вещами нужно следить, чтобы выполнялись вовремя, о стольком напоминать, ведь люди так забывчивы, и если бы не я... Но вот наступает время ужина. Полчаса назад Рихард вернулся с работы, небрежно отдал темно-серое, кашемировое, все в каплях осенней мороси пальто дворецкому и усталым шагом направился к камину - согреть озябшие руки. Я напоминаю нерасторопной кухарке, что через полчаса нужно подавать ужин. Я подсказываю дворецкому, что у него есть пятнадцать минут на сервировку стола. И наконец - главное событие - я созываю всю семью к столу. Первыми входят старый эсквайр - грива седых волос, высокий накрахмаленный воротничок, строгий костюм к ужину, и его жена - строгая прическа, волосок к волоску, серое платье чуть ниже колена, умеренный каблук, нитка жемчуга. Усаживаются на привычные места: он - во главу стола, она - по правую руку от него. Издавна заведенная традиция, которой не изменяли даже во времена войн и невзгод, даже когда за время ужина была лишь одна перемена блюд, а комнату освещали купленные втридорога дефицитные свечи да слабый свет камина. Следом входит Рихард, он переоделся к ужину: свежая рубашка, неброский галстук, темный костюм, садится напротив отца. Спустя полторы минуты вбегает Мария с Йоником за руку и, весело щебеча, садится около мужа. Непозволительно! Вот оно - главное отличие благородной крови, мы никогда не позволяем себе неточностей. Полторы минуты опоздания - разница вековых традиций и сиюминутных желаний, основательности и безответственности, смысла и бессмысленности! Время - единственная точная субстанция в этом шатком мире, а значит, только на него и можно равняться! Только ему и можно доверять, только на него полагаться. И подобное неуважение ко времени - неуважение к единственно стабильной и единственно вечной части нашей вселенной. На что вы сможете опереться, от чего оттолкнуться, если пренебрежете временем? Уж я-то это знаю наверняка!

Я и есть время! Я им владею, я им управляю. Я его направляю! Я стою незаметно в уголочке, наблюдаю, как сменяются поколения людей, как один за другим бывшие мальчишки сначала бунтуют, потом находят себе жен, потом стареют, воспитывая своих детей, бунтующих, находящих себе жен и стареющих. Я вижу, как время меняет их. Я вижу, как время меняет все! Меняются люди, меняется мода, меняются звуки за окном. Но все это ни на йоту не меняет время. Это такая же константа, как небо над головой, как приливы и отливы, как солнце и луна. Вот только время живет среди людей. Указывает им, когда правильнее вставать, а когда ложиться, когда уходить, а когда возвращаться, когда жениться и когда уходить на покой, позволяет им понять друг друга, говорить на общем языке. И я - звено, обединяющее размеренный бег вечности и мир непостоянных, хаотичных людей, позволяющее им взаимодействовать, дающее им точку опоры. Множество поколений семьи Мориц прошло перед моими глазами, они могли вытворять что угодно, они считали себя бунтарями, учеными, писателями или бездельниками, но все они бесприкословно подчинялись мне! Благородные мужи и их благовоспитанные жены просыпались и засыпали по моему слову, ужинали, встречали гостей и даже уходили на войну - тогда, когда я им велел. Я центр семьи! Каждый вечер они собираются подле меня по моей воле, наслаждаются мелодичным звоном и любуются моим видом, а Мария, проходя мимо, всегда, - всегда! - тихонько, так, чтобы не видел муж, проводит тонкими нежными пальчиками по моему правому боку. Ха! Она надеется склонить меня на свою сторону, приручить, заручиться моим благословением. Вы когда-нибудь пробовали договориться с вечностью? Она-то может дать вам многое, а что вы дадите взамен?

Я не слуга. Вернее, слуга не я. Это они подчиняются мне, бегут по первому моему зову, вся их жизнь подчинена моим решениям и даже - страшно сказать - моим капризам. Великий - и почетный - груз ответственности.

Все они тут, рядом со мной, вокруг меня. И так изо дня в день, из года в год. По моему велению. По моему решению. Я управляю временем и управляю миром. Я замедляю время и могу ускорить его бег. Мне и только мне это подвластно! А хотите, хотите я вам это докажу?! Захочу - и отложу ужин на пять минут. Или на полчаса. Или на день! Да-да, на день! Я могу сделать так, что ужина не будет вовсе. Кривые времени будут изгибаться и извиваться, но не смогут противиться моей воле!

И я принимаю решение. Я начинаю постепенно замедлять ход моих стрелок. Совсем чуть-чуть, незаметно, никто не обращает внимания, все мирно ужинают, а тем временем я заставлю время остановиться!

Я заставляю стрелки двигаться еще медленее. Этот ужин никогда не закончится. Без моего указания забудут подать десерт, горничная никогда не войдет в эти двери, не будет пятой перемены блюд, все просто застынет - на столетия, часы или секунды - пока я не решу позволить времени продолжить свой ход. Только тогда вы осознаете мою истинную власть над вами!

Но что это? Я слышу шаги! Дворецкий сам, лично вносит в гостинную десерт на большом серебрянном блюде. Как буто в виде насмешки он демонстративно, не спеша обносит блюдом всех членов семьи, предлагая им отведать свежеиспеченного штруделя и фруктов. Я в растерянности... Этого не может быть. Я же не напомнил, я почти остановил время, я...

Неужели я... ошибался? Выходит, я только его... измеряю? Выходит, я просто бездушная машина, которая выполняет никому не нужную работу, и от которой ничего не зависит? Может, это не вокруг меня все собираются и не благодаря мне каждый день наша гостиная полна? Может быть, они бы и не заметили, если бы я перестал созывать их? Может, они обошлись бы без меня?

- Старые часы совсем никуда не годны - они отстают на целый час! Нужно вызвать мастера, чтобы посмотрел их.
- А может, выкинуть их? Посмотри, дорогая, мы могли бы передвинуть сюда кресло, а в пртивоположный угол как раз поместился бы компьютерный стол - мне не помешал бы для работы, если вдруг что-то срочное...

Нет, нет, я не ожидал, я даже не мог подумать о таком подлом ударе, и от кого! От Рихарда, которому я позволял кататься на дверце от маятникового отделения и отмечать свой рост в моем заднем правом углу!

А может, это не я нужен им, а они нужны мне? Чтобы быть полезным, чтобы работать для них, чтобы что-то значить. Оправдать свое существование, оправдать все те годы бессмысленного стояния в углу гостиной и размеренного тикания, измерения чего-то эфемерного, чего-то, что и измерить-то толком нельзя! Я готов служить вам, готов не подводить вас еще века, я нагоню пропущенное время, я буду точен, как никогда, я буду делать так, как вы хотите, только не выкидывайте меня, позвольте мне быть с вами, встречаться с вами за завтраком и ужином, наблюдать как растут ваши дети, подставлять свои бока под их отметки. Только любите меня!

- Дорогой, знаешь, я так привыкла к этим часам. Они как будто стоят здесь целую вечность и уже стали неотъемлемой частью нашего дома и нас самих. Это, наверное, глупо, но мне порой кажется, что они живут вместе с нами, радуются, когда мы рядом и тщательно следят за порядком в доме. И гостиная без них будет совсем другой...

Неужели она... Защищает меня... Я презирал ее, считал ее недостойной, а она любит меня - даже теперь, когда выяснилось, что у меня нет никакой власти, что я всего лишь незначительня деталь интерьера, годная лишь издавать звон да собирать пыль... Какой позор и... Какое облегчение!

И я засыпаю, слегка покачиваясь во сне в такт движениям маятника, потрескивая старым, рассохшимся деревом, и мне снится, как назавтра новый луч света станет, немного стесняясь, подбираться ко мне и щекотать, согревая мои бока. Бока древних часов, которые и есть сама древность, само время, и которые столь же бессильны перед временем, как и бесполезны для него.

16:40 

Image Hosted by ImageShack.us

Image Hosted by ImageShack.us

02:26 

Тот самый случай говорящей музыки. Ни слова не понимаю, но это и не нужно. И так понятен смысл, и посыл, и настроение. И голос. И гитара. И все это играется на рассвете, на Массаде. Такие уж концерты. :)





.




16:12 

My Israeli Nights


14:48 


Je suis ce que je sius

главная